Метадон для наркомана разрушительнее привычки к героину

Российское законодательство запрещает использование метадона и бупренорфина для лечения наркоманов

В очередной раз зарубежные эмиссары предприняли попытку раскритиковать Россию за отказ использовать заместительную терапию при лечении наркоманов. Всемирная организация Human Rights Wath (HRW) подготовила доклад, где отмечается, что российское законодательство запрещает использование метадона и бупренорфина. По мнению HRW, в нашей стране налицо нежелание проявлять гуманизм по отношению к наркозависимым людям. Ими подготовлен ряд рекомендаций для широкого применения метадоновых программ. По оценке же наших специалистов, зарубежные правозащитники открыто навязывают нам легализацию наркотиков.
Суть этой программы в том, что потребителям героина один наркотик бесплатно меняют на более слабый и дешевый – метадон. Его производят в виде таблеток или геля. То есть вроде бы помогают наркоману без инъекций избавиться от героиновой зависимости. Но это как раз тот пример, когда кидает наркомана из одной крайности в другую. Во-первых, заместительная терапия не стимулирует отказ от наркотиков вообще. А во-вторых, метадоновая зависимость значительно разрушительнее и тяжелее героиновой.
Обдираловка по «Глобусу»
Интересную информацию сообщили молодые люди из Сербии. Они – участники программы заместительной терапии (ЗМТ) в городе Нови Сад. По их наблюдениям, одна небольшая емкость с метадоновым сиропом, приобретаемым по рецепту «лечащего» врача в аптеке стоит 1,5 евро, а у наркоторговцев – уже 100 евро. В соответствии с такой заманчивой разницей в цене те, кому официально выписывают метадон, за неделю собирают его в количестве 7 баночек, не прекращая при этом употребление «уличных» опиатов, а заработанные на незаконной продаже метадона 700 евро тратят на приобретение мешка опийного мака. Далее готовят из него наркотический раствор и употребляют внутрь: либо пьют, заваривая с чаем, либо употребляют как обычно – инъекционным путем. Вот так в Восточной Европе сегодня снижают вред от потребления наркотиков!
Португалия, Дания, Англия уже полностью свернули метадоновые программы как малодейственные и приносящие вред. Цивилизованный мир отказывается от «метадоновых программ» лечения героиновой наркозависимости. Однако в России, наоборот, пытаются их внедрить. Причем это делается довольно агрессивно.
Программа «Глобус», проводимая под эгидой американского Фонда Сороса, выделила грант в 88 млн долларов на внедрение программ, направленных на профилактику наркозависимости в России. «Глобус» предлагает сделать госпрограммой обеспечение наркоманов метадоном.
По мнению экспертов, если метадоном лечить каждый день, то на одного человека понадобится свыше 11 тысяч долларов в год. Такого бремени не выдержит ни одна страна мира, если учесть, что в России насчитывается около 6 млн наркозависимых людей. Да и толку?
Недавно в Уфе прошел «круглый стол» «Проблемы оказания реабилитационной помощи наркозависимым». В ходе дискуссии выступили представители здравоохранения, руководители профильных общественных организаций, президент Ассоциации наркологов Башкирии, профессор Владимир Юлдашев рассказал собравшимся о мировом опыте реабилитации наркоманов. По его словам, на Западе практикуется гуманное отношение к больным наркоманией. В большинстве зарубежных стран лечение таких пациентов осуществляется путем заместительной терапии. Проще говоря, наркоманов переводят на более легкий наркотик – метадон. В результате получается, что человек все равно полностью не избавляется от пристрастия, а просто меняет «шило на мыло», считает профессор.
Причем эту псевдоноваторскую методику пытаются подавать как доступную любому врачу, а ведь только специализированные наркологические центры могут провести важный этап лечения – детоксикацию (купирование от «ломок»). Чтобы понять абсурдность заблуждения, достаточно прочитать в Интернете один из дневников наркоманки, пытавшейся избавиться от пагубного пристрастия с помощью метадона.
Дурь по науке
В России общество пока не готово к легализации медицинского применения наркотиков, считает главный санитарный врач России Генадий Онищенко. По его мнению, основная проблема заключается в том, что «если право бесплатной раздачи метадона перейдет к гражданским организациям, то не всегда можно будет проследить за точным исполнением законодательства». Даже в случае применения подобной практики в стационарах возможны случаи хищения препарата медицинским персоналом. Кроме того, нельзя исключить вероятность того, что наркоманы будут торговать избытками метадона. По мнению экспертов ФСКН, злоупотребления, связанные с метадоном, в последнее время не прекращаются и даже увеличиваются. К примеру, не так давно сотрудниками Управления ФСКН России по Тульской области пресечена деятельность преступной группы лиц, которая на протяжении полугода занималась незаконным изготовлением и сбытом сильнодействующего синтетического наркотического средства – метадона.
Производство и сбыт метадона наладили двое жителей г. Новомосковска Тульской области. Один из членов преступной группы, имеющий химическое образование и работающий химиком-технологом на одном из предприятий Тульской области, изготавливал синтетический наркотик у себя дома из химических реактивов, похищенных с предприятия. 47-летний житель г. Новомосковска, согласно предварительной договоренности, подыскивал покупателей. Оперативниками было установлено, что реализатор метадона назначал встречу покупателям в одном из кафе г. Новомосковска, пользуясь при этом весами, которые он носил при себе. В ходе проведенных оперативно-разыскных мероприятий сотрудниками управления установлено достоверно два факта попытки сбыть метадон. Они продали 8,9 и 5 г, что является особо крупным размером для этого наркотического средства. После реализации очередной партии, мужчины были задержаны. По месту их жительства проведены обыски. Обнаружено и изъято еще несколько свертков с порошкообразным веществом белого цвета.
Депутат Госдумы Евгений Ройзман убежден: «Стремление Запада внедрить в России заместительную терапию объясняется желанием ряда фармацевтических компаний расширить свои рынки сбыта. Концепция заместительной терапии не предполагает загрузить отечественную фармпромышленность. Наркотики будут поставляться из-за рубежа. Кроме того, интерес к России обусловлен тем, что во многих странах, использовавших ранее метадон и отказавшихся от него, остались большие запасы препарата, который некуда девать».
Гильотина над незалежной
Метадоновые проблемы не обошли стороной наших соседей. Поскольку метадон теряет свою популярность в мире, его производителям угрожают колоссальные убытки. Западные фармацевтические концерны стали лоббировать продвижение метадона в Восточную Европу с помощью грантов различных фондов, которые пытаются проникнуть и в Украину. А Глобальный фонд по борьбе со СПИДом и туберкулезом поставил оказание финансовой помощи Украине в зависимость от внедрения в стране метадоновой программы.
В Украине заместительная терапия легализована. Заместитель начальника Департамента по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Украины Олег Шутяк также отметил, что опыт других стран показал неэффективность применения метадона в качестве основного препарата при заместительной терапии. Опыт Минздрава Украины по применению заместительной терапии наркоманов с помощью метадона угрожает безопасности страны. Об этом на пресс-конференции в Киеве заявила уполномоченный Гражданской комиссии по правам человека России Софья Доринская. По ее словам, наркоманы, легально получая метадон, часть препарата тратят на снятие ломки, а вторую продают, а на вырученные средства покупают «уличный» наркотик. После этого наркомания в стране распространяется «со скоростью лесного пожара. «Сейчас предаются жизни людей. Распространение метадона впрямую угрожает безопасности Украины», – заявила Софья Доринская.
Сегодня на Украине за подписью министра здравоохранения Юрия Поляченко фактически легализовано применение метадона в качестве средства заменительной терапии наркоманов, заявил глава правления родительского комитета по борьбе с наркоманией Анатолий Гевлич. По его мнению, легализация метадона – это не средство борьбы с наркоманией, а способ наживы для чиновников.
Оставьте его себе!
«Программы» от пристрастия к героину законодательно используют более чем в 60 странах мира. Однако они применяются только в отношении больных опийной наркоманией, что касается других видов наркомании – пока подобные исследования неизвестны. Сами эксперты признают, что у заместительной терапии много недостатков. Прежде всего, лечение метадоном не устраняет наркозависимости, потому что тот же самый метадон является синтетическим опиоидом. К тому же у наркомана не пропадает тяга к героину, даже если ему вводят схожие с ним вещества В ФСКН России категорически против внедрения в стране метадоновых программ. Руководитель Департамента межведомственной и информационной деятельности Александр Михайлов подчеркнул: «В России метадон запрещен законодательством и этим все сказано. В США 125 тысяч человек лечат метадоном,и каждый больной обходится государству в 4 тысячи долларов. У нас другая наркополитика. А по поводу заявлений HRW отмечу, что международным правозащитникам не гоже лезть во внутренние дела нашей страны».
Компетентно:
ЭДУАРД БАБАЯН, АКАДЕМИК, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОСТОЯННОГО КОМИТЕТА ПО НАРКОТИКАМ РФ:
– В Приказе МЗ СССР от 6 апреля 1957 года № 143 особо подчеркивалось, что «имеют место случаи, когда допускается осужденная система выдачи наркотиков наркоманам». Эта же позиция была повторена во многих приказах Министерства здравоохранения, так как его специалистами постоянно анализировались как свои, так и зарубежные данные. В приказе Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ № 239 «О дополнительных мерах по контролю наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ», учитывая появившуюся тенденцию реанимировать «наркотический паек» и под любым предлогом предложить внедрение метадона, специально отмечено: «Подтвердить ранее установленный порядок, запрещающий применение наркотических средств в терапевтических целях при лечении наркомании, в том числе выдачу больным наркоманией наркотических средств» («наркотического пайка») в любой форме (выдача рецептов, назначение в стационаре, диспансере и т. д.)».
Дневник наркоманки:
ЕЛЕНА Ф., 25 ЛЕТ:
«Я употребляла наркотики в течение пяти лет. Первые два года «сидела» на героине. Я очень хотела выйти из героинового ада, бросить пагубное зелье, изменить свою жизнь, но у меня не было никаких сил бросить героин, и никто мне не мог в этом помочь. Много раз лечилась в разных клиниках, в том числе и в платных, но кроме снятия физической зависимости «ломки», мне никто ничем помочь не мог. Правда, знакомый врач из одного платного центра при личной встрече посоветовал мне бросить героин с помощью метадона. По его словам, это легко, безболезненно и никаких усилий с моей стороны не требуется. Он объяснил, как и какими дозами я должна принимать метадон. Он также подсказал, где я смогу его найти. Так в первый раз я попробовала метадон. Да, действительно, героиновую «ломку» сняла очень просто, и ощущения от метадона были не как от обезболивающих и седативных препаратов, а новые, необъяснимые и интересные для меня. Прошло две недели, я должна была уже «завязать» с так называемым лечением, но с каждым днем метадон мне нравился все больше и больше, причем сразу это не осознала, все произошло незаметно и быстро. Я сравнивала ощущения от принятия героина и метадона и отдала предпочтение последнему. Мне очень понравилось то, что метадона требовалось меньше, а состояние дурмана держалось дольше, и оно было более приятным. Так я основательно переключилась на метадон благодаря «деятельному» совету врача. Всем своим друзьям стала советовать лечиться с помощью метадона. И те, кто начинал его употреблять, уже не хотели возвращаться к героину, но и к нормальной жизни без наркотиков они также не хотели возвращаться. Шло время, метадон засасывал меня в свое болото все сильнее, и у меня выработалось сильное влечение к нему – и психическое и физическое. Иллюзия того, что метадон экономичнее героина, исчезла. Теперь мне пришлось употреблять его также часто, как и героин, по нескольку раз в сутки. Стоил метадон в два раза дороже, купить его я могла только у чеченцев. Чтобы доставать деньги на метадон, мне пришлось решиться на криминал, и я стала воровать. Пыталась ли я бросить потребление метадона? Да, пыталась, и неоднократно, но сделать было это теперь невозможно. «Ломки» от метадона были настолько тяжелыми, что их и сравнить ни с чем нельзя и описать словами невозможно, к тому же многие наркологи не берутся лечить метадоновых зависимых. Они советовали мне сначала «перескочить» на героин, а потом уже брались лечить от героина, но и перескочить с метадона на героин я уже не могла!..»

«Газета «Вечерняя Москва»
http://noth-special.livejournal.com/303901.html