Лобня в двенадцати актах

В течение двух месяцев ОУР ОВД «Лобня», совместно с Московским Фондом «Город без наркотиков», разработали и задержали группу барыг из девяти человек.

В ходе данного мероприятия было изъято более килограмма гашиша, несколько сотен граммов амфетамина, около сотни граммов героина, ну и что‑то по траве.

При этом следует учесть то, что что указанное количество эта группа распространяла где‑то за семь—десять дней. И суть самой разработки была не в изъятии как можно большего количества наркотиков, а в задержании людей, которые их распространяли. Если говорить очень приблизительно, то из оборота изъято около шести тысяч доз гашиша и примерно по тысяче доз амфетамина с героином. Это если колоть. Причём, речь идет не об официальном пересчете для СМИ, где грамм идет как пятьдесят или сто доз :)

Барыги на понятиях


В большинстве стран Мира, наркоторговцы — если и не центровые в криминальном мире, то уж одни из самых «уважаемых» если такое слово применяемо к ним. 


 

В России исторически сложилось так, что барыга — это никто и звать егт —Никак. И как выражаются авторитеты в криминале: «С барыги должны иметь все». Но не смотря на то, что гордиться этим именем сложно, но тем не менее эта специфика существовала и существует. К сожалению, ситуация начинает меняться: старый криминалитет уходит в прошлое, а новый считает так, что самое авторитетное — это то, что приносит больше денег.

В последнее время, особенно в Москве, стало все больше таких случаев, когда задержанный за наркоторговлю уже отсидел, причём сидел за «авторитетные» дела типа воровства, разбоя, крышевания  и за прочие благородные потуги. Естественно сидел блатным а не мужиком даже, и выйдя, довольно быстро переориентировался на занятие прибыльным наркобизнесом.

Нынешнее успешное мероприятие Фонда, проведённое совместно с Отделом Уголовного Розыска ОВД «Лобня», как раз трётся о такие веяния в среде криминала. Впоследствии, к нам присоединились четвёртая и пятая Оперативно‑розыскные Части (наркотная и ОПФ) Главного Управления Внутренних Дел Московской области.

Смешные ребята

Сложно сказать — когда началась разработка этой кодлы барыг. Ведь на самом деле, к ним подступались на протяжении двух лет. Но утырки довольно умело ускользали из расставленных сетей. Хотя конечно какие‑то успехи были и у правоохранительных органов: пара членов группы оказались за решеткой. Но они были из низовых распространителей и существенной роли в этой группе не играли.

А «Смешные ребята», как назвали оперативное дело по этим барыгам, продолжали заваливать город Лобню гашишем и амфетамином, даже начав выходить на Москву.

В начале марта 2010 года, Фонд, сложив усилия с лобненскими операми, начал работать против этой группы «Димариков». Это название уже произошло от имён нескольких членов группы. План был кавалерийским: шашки наголо, за пару дней задержать всех четверых! На тот момент мы посчитали так, что вся группа состоит лишь из них…

Организованная группа барыг сложилась следующим образом. Были три брата «Хохлы» и их закадычный друг «Калека» вместе с довольно колоритным полублатным (это он сам себя так определял) «Висла». В принципе, до поры до времени, это были говнокуры, которые иногда «одевали кроссовки» (жабились, сиречь — хреначили амфетамин). Как и большинство наркоманов, они помогали другим говнокурам, зачастую имели какие‑то деньги с этого, но сказать так, что они представляли из себя организованную группу наркоторговцев, на тот момент было довольно сложно.

Твёрдая Рука — вождь барыг

Но несколько лет назад с зоны откинулся Димон по кличке «Сёма» 1986-го года рождения. Вот тут‑то все и завертелось.

Первым делом он встретился с другом детства Калекой и предложил, так сказать, не просто помогать за дозу или сто рублей, а подойти, по выражению Сёмы, к вопросу со стороны понятий. Начали с гашиша, брали небольшим оптом в самой Лобне, к примеру — у молодого тёзки Сёмы по кличке «Змей Самсон», а так же у тайского боксёра (а по совместительству антисемита) по кличке «Грек». Да-да, у того самого Грека, которого мы задерживали в середине марта, именно поэтому запись об этом наркоторговце я тогда поставил под замок.

Но Сёму не устраивали доходы. С тогдашним оборотом богатым чисто‑пацаном не станешь, а Димка Сёма любил, как деньги, так и понятия — даже будуче на тюрье, набил звёзды на коленях и плечах. Правда непонятно — как человек осужденный за сбыт наркотиков набил такие татуировки. Идея к нему пришла довольно простая: заказав Змéю очередную партию гашиша, он не только не заплатил за нее, но более того — довольно сильно избил Самсона под тем предлогом, что тот не отчисляет на общак. Дескать теперь Змей будет работать на него.

Зоопарк

Что касательно Хохлов, то они наименее интересные персонажи: на самом деле – обычные говнокурские барыги. Живя в соседним доме с Калекой, три брата общую кличку получили по причине украинской фамилии. Довольно забавно обозначали их квартиру. Ну, к примеру, звонит некто «Ушастый» Калеке с вопросом «где он есть», а в ответ —«На Украине». Любили посмотреть спорт под пиво и пиццу, а заодно и накуривались по ходу дела.

Особливо фанатели от футбола, будучи приверженцами Спартака. Когда только начинали, то хотели внедряться через трибуны. Это потом уже поняли, что можно гораздо проще. Тогда же, обратившись к спартаковским болелам с просьбой посодействовать во внедрении, услышали в ответ логичное: что таких пидорасов надо вообще убивать, чтобы клуб не позорили.

Когда начали торговать, то планка сразу упала: накуривались все клиенты прям у них в подъезде, а к тому же, судя по всему, многие несовершеннолетние зачастую специально подсаживали на гашиш и амфетамин молодых девчонок. Сёма же относился к ним как к «хохляцкой шелупони», по его собственному выражению. Тем не менее, сбрасывали они нельзя сказать, чтобы сильно меньше Калеки, хоть на того и работал гений бегунков. В отличие от Сёмы, Калека относился к Хохлам, особенно к двойняшкам, тепло: как-никак, а друзья детства. Да и Сёме деваться от братьев некуда было, ведь всё же деньги они несли. Зато инвалид Сёму в последнее время стал частенько называть дурачком.

Прозвище своё Калека, как и все остальные наши фигуранты, получил за созвучие со своей фамилией. Так-то, никаким калекой он не является, если только гашиш мозги высушил им всем. А надо заметить и то, что доказательство усушки мозга я приведу ниже. Зовут его, как и Змея, как и Тараса, и Сёму, — Дмитрием. Банда димариков, епрст. Сёма конечно постоянно говорил своему братану о том, что в случае чего, и машину продаст, и последнее снимет. О чём он естественно забыл, когда дошло до дела про Калеку. А ведь Сёма всеми силами создавал такую ситуацию, при которой его никак не зацепить. С другой стороны, хотел рулить всем и иметь больше всех. Так и вышло.

Именно этот Дима‑Калека рулил по наркотикам, как Хохлами, так и Вислой. То есть все передачи, продажи и деньги забирал сам. Если бы мы не разрабатывали группу, а, допустим, пошли по закупкам и меченным деньгам, то в течение пары дней, максимум, попал лишь Калека, а до Сёмы никак не дотянулись бы. И так было везде. К примеру, едут они за кокаином на машине Сёмы, а обратно возвращается своим ходом один из Хохлов. Ровно точно так же и с остальным: Сёма лишь распоряжался тем, сколько порезать от плитки гашиша. Даже деньги питерским барыгам через систему платежей оформлял Калека.

Но вернёмся к Калеке. Барыга от Сатаны решал — кому можно дать взаймы (это если человек кредитоспособен), а другим (что помладше иль семья победнее) не давать. Если гашиша иль фена оставалось мало, то продавалось лишь тому, кто берёт чаще, дабы удержать клиента. Короче, нарколыжный маркетинг в лучшем виде.

Змей Самсон (а если без зоопарка, то «Дима 1989-го года рождения») вообще специализировался на амфетамине, а гашиш был лишь дополнением в ассортименте. Причём был он в бизнесе еще с малолетства, а до этого имел проблемы с законом, но по кражам. Его старший брат был лобненским мелким бандитом, сейчас отбывает срок за разбои. «Ну и семейка», — скажете? А вот и не угадали: мама у Змея — почётный гражданин Лобни, причём работает в детском саду. Вот так‑то — с сыновьями не повезло, женщина‑то действительно хорошая.

Таскал наркоту Змей из Питера. Самое интересное, что, по оперативной информации, с ним ездил некий сотрудник милиции. Эта связь сейчас устанавливается, но по факту, все контакты Сема переключил с Самсона на себя путём физического воздействия. Причём теперь Змей оказался под нашим «барыгой по понятиям».

Из греков в зоопарки

С Греком 1988‑го года рождения вышла примерно та же история, только по слухам дело было несколько иначе. Таксиархис всё же спортсмен, но и тут Сёма проявил себя как лидер, а впоследствие к такому способу он прибегнет не раз. Звонок на тюрьму — и на помощь к Диме прибывали некие бандосы‑кавказцы, которым он обещал грев на зону взамен помощи в решении прикручивания других лобненских барыг под себя. Грек оказался настолько запуган Сёмой, что когда в марте мы постарались объяснить ему то, что если он даст расклад хотя бы на Калеку, либо на Хохлов и за это у него все будет гуд, то Мастромиколос банально побелел от страха и что‑то залепетал про «боюсь», «голова дороже» и про прочее.

За те почти тридцать грамм анаши он получил совсем недавно год условно. Но и этого Сёме показалось мало, хоть непосредственно под ним уже и были четверо наркоторговцев, которые скидывали амфетамин и гашиш. При этом были такие недели, когда килограмм гашиша который стоил у них шестьсот рублей за грамм, уходил за пять—семь дней. Шестьсот тысяч рублей, считайте половина, — это чистая прибыль. Правда что‑то из этого Сёма действительно отдавал на «общее», ведь необходимо было делится со своими работниками. Ну и расширять бизнес надо.

Тем не менее, двухлетнюю БМВ‑пятёрку (где‑то за сорок тысяч зелёных) и спортивный мотоцикл (за десятку той же валюты), а так же евроремонт (правда который делали наркозависимые и, видимо, расплачивались с ними наркотиками) — это всё то, что лежит лишь на виду. Как и любой серьёзный криминал, Сёма стремился к легализации своего бизнеса. И если бы мы не помешали ему летом, то он открыл бы и автомойку, как и собирался.

Новая масть

Еще один колоритный персонаж из Сёминых — это Виталик «Висла», он же «Ушастый». Как и Сёма, помешан на понятиях, сидеть не сидел, но был осужден судом города Красногорска Московской области за самоуправство, хоть поначалу и было дело возбуждено за разбой. Во время разговора с одним из наших внедренцев, Висла обозначил себя «полублатным». Но смех смехом, а получив в качестве, скажем так, наследства, практически новую девятку жигулей, передал он её на общак.

Несколько раз Висла катался в Питер за наркотиками. Основная функция Ушастого заключалась в нахождении новых клиентов для Хохлов и Калеки. Но в основном работал он с Калекой. Таким образом, про него на язык просится определение «бегунок». Но проблема в том, что через Вислу сбрасывали до пятидесяти грамм в день. При первой же возможности Виталик старался развести нового клиента так, чтобы тот брал от десяти грамм: так, дескать, дешевле — всего пятьсот рублей за грамм. Заодно он не забывал упомянуть и тему с амфетамином, да и с героином. Хотя, на героине особо данная группа не специализировалась, видимо скорее для постоянной клиентуры героин держали как довесок.

Использовали Ушастого его как шестерку, которую не жалко, и за глаза отзывались о нём исключительно презрительно. С другой стороны, Висла всем и каждому рассказывал о том, что его зачаровала колдунья, вследствие чего менты его никогда поймать не должны. Забавно было слушать такие разговоры внедренцам — как фондовским, так и милицейским. Но тут есть нюанс: лишь за последний год Ушастому удалось дважды уйти от приёма. Причём, в одном случае производилась закупка и Виталик кубарем скатился в какой‑то проем в заборе. А дело было зимой и куда он делся, сотрудники милиции не увидели. Во втором случае, при попытке взять Виталия на хранении, тот недолго думая съел и прожевал более десяти грамм гашиша.

Висла, окромя колоритной внешности, имеет и довольно колоритное мышление, которое сложилось под влиянием гашиша с амфетамином. Ну к примеру, целую неделю Виталик пытался употреблять гашиш с картошкой. Жарил картошку и вместо укропа посыпал гашишем, пока не понял: особо‑то не прёт. Сёма с Калекой (второго можно назвать «замом барыги по понятиям») держали Вислу за человека, которого не жалко отдать, однако тут наши гении барыжного дела себя перехитрили: именно через Виталика было произведено довольно серьёзное внедрение нескольких человек в данную организованную барыжную группу.

— В Москву, в Москву, в Москву!

Ну так вот. Несмотря на то, что Сёма достиг довольно серьёзных оборотов, он, как талантливый бизнесмен, нашел еще три направления. А именно: кокаин, производство на месте амфетамина, и начал выходить на Москву. Последнее из движений он начал через «Тараса» 1982-го года рождения. Познакомились, то ли через Питер, то ли в лобненской наркотной движухе — сами они не помнят ни хрена, где первый раз пересеклись.

По сути, вначале они банально выручали друг друга гашишем. Если у лобненских были перебои, то брали у Тараса по выгодной цене. Если же у последнего кончалось, то выручали его димарики. Есть такое подозрение что впоследствие Сёма в этот раз, путём интриг, отрезал Тараса от питерского движения: если последний едет один, то только с димариками теперь ему фартило. Ведь вообще изначально все связи были Змея.

Тем не менее, половина гашиша и амфетамина, распространявшихся в районе Горбушки, имела отношение все к Смешным ребятам. С кокаином же всё еще проще: сами Сема с Калекой побегать, одеть кроссовки были не дураки. И это окромя того что были любителями вместе почитать.

К спорту и районной библиотеке всё это мало относится. «Почитать» — так наркоманы обозначают совместную накурку. А выражение «возьми литературу» обозначает захватить анашу или гашиш. Такие наркотики как винт (Первитин), кокаин, амфетамин имеют обозначение «быстрые». Героин же с метадоном и черняшкой, наоборот, называются «медленные». Отсюда и «побегать», «одеть кроссовки».

Кокаин считается более элитным и «интересным» наркотиком, чем амфетамин. Так что, найдя выход на «кока‑колу» (когда‑то в один из видов напитка на самом деле добавляли вытяжку из растений коки), Сёму посетила очередная гениальная бизнес‑идея. Но с кокаином у димариков как‑то не заладилось, каких‑то стабильных выходов на оптовые поставки они не нашли.  Да и лобненская клиентура всё же не кокаиновая, город небольшой, состоятельных наркоманов скорее всего нет и вовсе. Поэтому кокаин ребятки долбили в основном сами, а наладить сбыт этого наркотика им не удалось.

Зато на амфетамин клиентуры было завались — всё же в десятки раз дешевле кокаина. Нарыв в интернете рецепты приготовления и, скорее всего, подделав рецепты (нами контактов с медиками зафиксировано не было), группа приступила к изготовлению амфетамина.

Кошка

Но и тут получается так, что мы им помешали... Ребятки только‑только начали эксперименты, изготовив в начале месяца непонятно чего, непонятного цвета. Такое они постарались толкнуть, даже не удостоверившись — можно употреблять или нет. Первый же клиент, увидев этот «амфетамин», брать отказался.

И в этот раз снова Сёма вновь нашел оригинальное решение: «Найдите кошку и уколите ее граммом, посмотрим — что будет!». Не знаю уж... По мышце амфетамин не колят, а вену у кошки еще пойди найди, да и сдохнет она от грамма. Но тут уж, как говорится, ребятки экспериментировали. Думается так, что при таком их усердии вскоре таки удалось бы им самим начать производить амфетамин. А то как же так? Переплачивать в Питере приходилось! Да и не только в Питере, брали они и здесь.

Но, судя по всему, барыгу, у которого они брали амфетамин, хлопнули и установить, где тот обитал, не представлялось возможным. Где‑то рядом с Зеленоградом, похоже.

Надо заметить, что, как упоминалось, героином димарики не чурались. Но существовала проблема — героин оптовый, он либо у цыган, либо у азербайджанцев. Ну и естественно — таджики. А там не поугрожаешь, непонятных бандосов не подошлёшь. Сёма, по слухам, как‑то постарался наехать на среднеазиатов, так ели ноги унёс. Но всё это слухи, надо сказать.

Зато димарики банально шли бок о бок с нами. Забавная ситуация сложилась с Шеняном, которого мы задерживали за сбыт героина. Шеняну, через третьи руки, Сёма уже начал намекать про то, что пора под крыло димариков: как‑никак, а у Лёшки был выход на мелкий опт героина через «закладки». Надо же было с чего‑то Сёме в героине начинать. Да вот не срослось — в тот день, когда они собирались наехать на Шеняна, тот был задержан лобненскими операми с нашим участием.

Историй про то, как и с каким успехом димарики прикручивали барыг под себя или пробивали каналы — тьма. Но, во‑первых, вполне вероятно то, что чуть позже удастся по этим каналам отработать в нашем регионе, а, во‑вторых, я еще буду возвращаться к этому делу, ибо предстоит следствие и суд. А у некоторых из димариков уже появились довольно дорогие адвокаты.

Начало конца дома Сёмы-Карлеоне

Итак, сначала вся идея заключалась в кавалерийском наскоке. Если точнее, то идея была довольно проста: выставляться под адреса фигурантов, брать, досматривать и впоследствии пользоваться из показаниями о том, кто им продал. Затем задержать следующих, уровнем выше, а одного из них склонить к сотрудничеству путем снижения срока, есть такой момент при разработке организованных групп.

Но началось все невесело. К Хохлам ходили преимущественно по пять человек да ещё с виду несовершеннолетние. То есть, мало того, что шум‑гам с такой толпой, да еще и толку от несовершеннолетних в таком моменте мало. Но всё же, в итоге нам удалось задержать девятнадцатилетнего планового. Но наркотиков у него было только на административку да и каким‑то образом его мать узнала о том, что его приняли.

Пока молодого раскачивали на показания, а его мать с отцом брали приступом отдел, удалось задержать троицу постарше — тридцати с небольшим лет. Два мужика. Один из них — бывший героиновый, ныне отколовшийся и примкнувший к плановому движению, по его словам: «Теперь он не может без курения канабиса прожить день». Троицу завершали — примерно такая же (его) девушка и их товарищ, который вообще, как по внешнему виду, так и в реальности, решил вспомнить молодость. А вообще он не причем. При этом, из них к Хохлам был вхож лишь один, а девятнадцатилетний вообще устроил истерику в отделе и такие показания мало значили.

Тем не менее, по факту что‑то наклёвывалось и на следующий день в сети попал Грек. Сначала борзел, потом испугался и побелел, но об этом уже было. Нашли у него чуть более двадцати грамм травы, да прибамбасы для курения.

Греческий фарт

В тот день больше не фартило, а с утра случилось событие которое, как нам показалось, поставило на всех наших начинаниях крест. Оформив Грека, опера разъехались отсыпаться, мы так же. На анализы же Грека повезли Дэпээсники. Уж не знаю — то ли они перепутали его со своими злодеями, что нетрезвыми ездят за рулем, то ли просто тупанули... Короче, задержанному(!) Греку удалось позвонить Калеке и банально выложить то, что его выдернули из под Хохлов, да еще и о том, что, как он услышал, под адресом второго так же стоят. Мы схватились за голову, но...

Похожие ситуации, когда информация о разработках утекала, были и с героиновыми, и с кокаиновыми. Те моментом уезжали из города, выкидывали свои телефонные номера вместе с аппаратами. Но банда димариков была неустрашима! Они не уехали из дома, они не поменяли даже телефонные номера. Но самое главное в том, что Грек позвонил Калеке в половине двенадцатого утра, а уже в четыре часа дня Калека начал вновь торговать со своего адреса, общаясь по своему телефону.

Позже выяснилось: димарики конечно обсуждали задержание Грека, но какого‑то особого волнения перед тем, что под их адресами стоят опер‑группы, они не выказали. Единственное из того, что они решили, это отключить Грека от движения на пару дней. И если всё это не признак того, что мозги окончательно ребятки прокурили, то я уж не знаю — чего это ещё признак.

Негреческий фарт

Таким образом, даже этот прокол сыграл в нашу сторону. Удалось установить более подробно — кто и какие роли занимает в группе, а более того, именно тогда и удалось установить членов Организованного Преступного Формирования — Змея, Тараса, Жулю. Ну и самого Грека. Ведь сначала его приняли за обычного покупателя. Тем не менее стало понятно, что с наскока эту группу не раскусить.

В тот день было принято решение о внедрении в данную группу наших сотрудников под видом клиентов. А учитывая любовь данной кодлы ко всему тому, что связано с криминалом, для внедренцев была разработана легенда о том, что они ищут хороший гашиш, чтобы загнать на тюрьму.

Подход был найден тут же, через Виталика Ушастого, который не то что пошел, а побежал на контакт. Ну а как же? Ведь если Калека отдавал, в зависимости от вида, грамм гашиша за цену от пятисот до шестисот, то Виталик моментом накручивал лишние сто—двести рублей да еще и нудил, чтобы ему отламывали. Вроде бы немного — так, на пиво. Но если вспомнить о том, что меньше двадцати грамм через Ушастого проходило только в самые плохие дни, а частенько он сбывал и до пятидесяти, то получаются вполне серьезные суммы в день.

Правда, окромя Сёмы и Калеки, остальные члены группы лёгкие деньги столь же легко и спускали. Тем не менее, ребятки пожили очень даже в кайф пару лет — что в плане наркоты, что в плане денег. Виталик же вообще не терялся: сразу же предложил нашему «покупателю», и фен, и гашиш брать от десяти грамм за раз. И насчёт героина начал качать, короче выполнял все указания Сёмы. Причём, к одному из наших внедренцев он воспылал, так сказать, искренней дружбой. Правда не взаимной, ибо общение с говнокурами требует довольно серьезной выдержки. Сами представьте — что такое общаться с человеком, который пытался жарить картошку с гашишем.

По ходу дела, мы с лобненскими операми повыдёргивали героиновых барыг на местности — Бабку, Пронина, Шеняна. Так что, время зря особо не теряли. Даже разрабатывая эту группу, одновременно в оперативную игру включилось главковское ОРЧ по наркотикам. Они внедряли своих по другим фигурантам.

Развязка

К середине апреля удалось выявить всех членов барыжной группы, закрепить на показаниях и наблюдении почти всех барыг. Но тут, по законам подлости у димариков начались перебои с наркотой. Нет конечно, торговать они торговали. Но надо было, чтобы активно торговали все члены группы. Таким образом была потеряна еще неделя.

В конце апреля Сёме удалось договориться в Питере о крупной партии гашиша, одновременно им дали зеленый свет и по амфетамину. Все члены группы должны были ехать кто туда. Виталику Ушастому досталось ехать в Питер, где произошла, с его слов, таинственная история. Приехав в Питер он встретился с барыгой, произвёл обмен «деньги—гашиш», и тот парень, что пробил тему для Сёмы вызвался Виталика доставить до вокзала. Не успел Ушастый пройти и десяти метров от машины, как к нему подошли два парня, представились сотрудниками милиции, отняли гашиш, деньги, сняли тоненькую с крестиком золотую цепочку. Они отобрали плеер и телефон, которые, даже будучи новыми, не стоят больше полуторы тысяч рублей. Короче, итогово Висла ехал на перекладных до Москвы, без денег и без наркотиков, ну чисто блатных барыг шваркнули. Правда у Сёмы и здесь возникла гениальная идея: дескать, если выходы в свое время были от Змея, то значит и деньги должен был возмещать он.

Весь этот театр Дурова в итоге уже всех достал. И на середину мая было принято решение о сносе. Димарики как раз завезли наркотики на район. К примеру (видео обыска Грека выше), найдено в районе пятидесяти граммов гашиша в плитках и еще около двадцати — уже расфасованного под продажу.

Самый большой улов оказался у Калеки: окромя более ста граммов уже расфасованного гашиша (и ещё больше в плитках) и амфетамина, были обнаружены два пистолета и восемьдесят боевых патронов для ПМ. Как говорится — барыга и бандит в одном флаконе.

Сёма тоже оказался парень не промах. Правда, он был задержан не на обыске а на улице в своей машине. Когда задерживали, он резко дёрнулся рукой под сиденье... боевая граната! Это заодно с героином расфасованным и гашишем. Но самое интересное то, что одновременно с Сёмой, в его машине был задержан и Тарас: так же с гашишем. Приём был организован как раз в тот день когда димарики делили кайф для торговли.

Одного из Хохлов задержали так же — на обыске. Около ста граммов в плитках и еще чего‑то уже расфасованного по граммам. Кстати, судя по всему, готовился уже продавать: от подъезда в семь утра, при виде милиции, убегали двое человек характерного говнокурского вида.

Второго брата Хохла задержали уже прям перед работой, куда он шел с... естественно с гашишем, уже расфасованным к продаже. К Ушастому вошли с обыском, а тот к своему несчастью повесил на себя еще и хранение, окромя довольно серьезного количества эпизодов по сбыту. По его словам — ему позвонили оптовики‑клиенты и он взял на реализацию у Сёмы и Калеки. Кричал, что гашиш не его, он лишь «помогает». На вопрос «Ну что, зачарованный, гарантию тебе колдунья не дала разве»? Раздался хохот.

Был ещё один барыга, который был выявлен лишь при включении главка — Жули. Парень девятнадцати лет, он брал на реализацию. Тоже не повезло, около пятидесяти граммов гашиша. Вообще, после задержания он находился в постоянном шоке, ведь торговать начал, по сути, уже в момент плотной разработки димариков.

Ну и Змей, конечно, Самсон, услышав о задержании от соседей одного из фигурантов, попытался сделать ноги, но был скручен около подъезда. Вообще, Самсона даже жаль своеобразно... То есть, сидеть‑то он должен, но не как член ОПФ: ведь, по сути, его силой заставили войти в группу. Как это будет выглядеть на суде — уж не знаю, но сам Самсона просто и буквально стух, когда понял — что и как.

Таким образом, за пару часов, были задержаны все члены группы димариков из девяти человек, плотная разработка которых проходила более двух месяцев, а развязка за два часа.

Понятное дело: еще следствие, суд... Кто‑нибудь из них согласится на сотрудничество и получит меньше остальных. Но по факту, всем им грозит от 8 до 15 лет. Лидеру же вплоть до 20.

По ходу дела задерживались так же еще вот эти, об этом я писал уже просто раскрываю запись в публичку.



Так же напоминаю, что Фонд постоянно нуждается в людях и особенно имеющих машины, а так же в средствах для борьбы с наркоторговлей в нашем регионе:
яндекс-деньги - 41001139556641
Webmoney - R196240065945, Z333933102130, E326423629920
счет в Мастер-банке

(будем признательны любой сумме)